Акты Конституционного Суда Российской Федерации

Федеральный конституционный закон от 15 февраля 2016 года № 2 ФКЗ «О внесении изменений в статью 43.4 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 года № 1 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3 ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации»

Дополнены полномочия Суда по интеллектуальным правам и Верховного Суда Росийской Федерации по рассмотрению отдельных категорий дел.

Установлено, что Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции рассматривает дела об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.

Верховный Суд Росийской Федерации уполномочен рассматривать в качестве суда первой инстанции административные дела об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти, иных федеральных государственных органов, Банка России, государственных внебюджетных фондов, в том числе Пенсионного фонда Росийской Федерации, ФСС Росийской Федерации, ФФОМС, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.

Федеральный конституционный закон вступает в силу по истечении 30 дней после дня его официального опубликования.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18.07.2012 г. № 19 П «По делу о проверке конституционной части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области»

Права, предоставленные гражданам Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», распространяются и на объединения граждан, включая юридические лица, а обязанности, установленные этим законом для государственных органов и органов местного самоуправления, распространяются на государственные и муниципальные учреждения и другие организации, осуществляющие публично значимые функции.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июня 2013 № 14 П

«По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», частей первой и четвертой статьи 244.1 и пункта 1 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.Е. Поповой».

В принятии к рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не может быть отказано по одному лишь формальному основанию - в связи с тем, что подозреваемый или обвиняемый по данному уголовному делу не был установлен, при том что имеются данные, свидетельствующие о возможном нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства.

Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», частей первой и четвертой статьи 244.1 и пункта 1 части первой статьи 244.6 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации:

соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой, будучи направленными на обеспечение гарантий судебной защиты права на судопроизводство в разумный срок, эти законоположения по общему правилу предполагают, что потерпевшему может быть отказано в признании за ним права на подачу заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок на том формальном основании, что подозреваемый или обвиняемый по делу не был установлен, если этим лицом не представлены данные, свидетельствующие о возможном нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства, в том числе в связи с непринятием должных мер судом, прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, дознавателем в целях своевременного осуществления досудебного производства по уголовному делу и установления подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления, с учетом общей продолжительности производства по уголовному делу;

не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой эти законоположения по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, служат основанием для отказа потерпевшему в признании его лицом, имеющим право на подачу заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, на том лишь формальном основании, что подозреваемый или обвиняемый по делу не был установлен, притом что имеются данные, свидетельствующие о возможном нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства, в том числе в связи с непринятием должных мер судом, прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, дознавателем в целях своевременного осуществления досудебного производства по уголовному делу и установления подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления лиц, с учетом общей продолжительности производства по уголовному делу.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок изменения, направленные на уточнение порядка и условий подачи потерпевшими заявлений о присуждении компенсации за нарушение данного права.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, суды общей юрисдикции не вправе отказывать потерпевшим в принятии к рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по одному лишь формальному основанию - в связи с тем, что подозреваемый или обвиняемый по данному уголовному делу не был установлен, - если имеются данные, свидетельствующие о непринятии должных мер судом, прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, дознавателем, необходимых в целях своевременного осуществления досудебного уголовного судопроизводства.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2013 года № 29 П «По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина К»

В рамках наследственных отношений, возникших до 29 мая 2012 года, наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону любой очереди, не призванных к наследованию.

До принятия Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» практика применения абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации следовала практике применения института направленного отказа от наследства, сложившейся на основе ранее действовавшего правового регулирования в его официальном судебномтолковании, содержащемся в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 года № 6 «О судебной практике по делам о наследовании».

В соответствии с данным толкованием наследник был вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону любой очереди независимо от их призвания к наследованию.

Новое официальное судебное толкование, установленное пунктом 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9, предусматривает право наследника на отказ от наследства в пользу лиц из числа наследников по закону любой очереди лишь при условии, что указанные лица призваны к наследованию. При этом данное толкование рассматривается судами как распространяющееся на отношения, возникшие до принятия постановления.

По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, применение нового официального судебного толкования к наследственным отношениям, возникшим до его появления, не обеспечивает определенность нормативного содержания абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации признал абзац первый пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой данное законоположение в силу неопределенности своего нормативного содержания в части определения круга лиц из числа наследников по закону, в пользу которых наследник вправе отказаться от наследства, допускает возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения института направленного отказа от наследства в этой части.

Указанная норма в новом официальном судебном толковании не подлежит применению при пересмотре судебных решений, принятых по делам, связанным с определением круга лиц из числа наследников по закону, в пользу которых наследник вправе отказаться от наследства, в рамках наследственных отношений, возникших до 29 мая 2012 года.

Федеральному законодателю предписано внести изменения в правовое регулирование направленного отказа от наследства, конкретизировав его в части определения круга лиц из числа наследников по закону, в пользу которых наследник вправе отказаться от наследства.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2014 года № 4 П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 7.3, 9.1, 14.43, 15.19, 15.23.1 и 19.7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Арбитражного суда Нижегородской области и жалобами обществ с ограниченной ответственностью «Барышский мясокомбинат» и «ВОЛМЕТ», открытых акционерных обществ «Завод «Реконд», «Эксплуатационно технический узел связи» и «Электронкомплекс», закрытых акционерных обществ «ГЕОТЕХНИКА П» и «РАНГ» и бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская больница № 3 «Нейрон» Министерства здравоохранения Удмуртской Республики»

Суды смогут назначать административные штрафы для юридических лиц ниже низшего предела.

Конституционный Суд Российской Федерации признал не соответствующими Конституции Российской Федерации положения части 1 статьи 7.3, части 1 статьи 9.1, части 1 статьи 14.43, части 2 статьи 15.19, частей 2 и 5 статьи 15.23.1 и статьи 19.7.3 КоАП Российской Федерации, устанавливающие минимальные размеры административных штрафов, применяемых в отношении юридических лиц, совершивших предусмотренные ими административные правонарушения, в той мере, в какой эти положения не допускают назначения административного штрафа ниже низшего предела, указанного в соответствующей административной санкции (100 тысяч рублей и более), и тем самым не позволяют надлежащим образом учесть характер и последствия совершенного административного правонарушения, степень вины привлекаемого к административной ответственности юридического лица, его имущественное и финансовое положение, а также иные имеющие существенное значение для индивидуализации административной ответственности обстоятельства и, соответственно, обеспечить назначение справедливого и соразмерного административного наказания.

Впредь до внесения в КоАП Российской Федерации законодателем надлежащих изменений размер административного штрафа, назначаемого юридическим лицам, совершившим административные правонарушения, предусмотренные указанными положениями КоАП Российской Федерации, а равно иные административные правонарушения, минимальный размер административного штрафа за которые установлен в сумме 100 тысяч рублей и более, может быть снижен судом ниже низшего предела, предусмотренного для юридических лиц соответствующей административной санкцией.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России